Арас Агаларов, президент компании «КРОКУС»: А вы найдите мне разнорабочего на 35 — 40 тысяч!

Экономика


Арас Агаларов, президент компании «КРОКУС»

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

… Арас Искендерович, в последние недели все чаще звучит — как быть-жить России, в том числе — и столице — в условиях страшного дефицита иностранной рабочей силы, особенно — строителей?

— А что вас конкретно интересует?

— Знаете, вот с кем из бизнесменов я общался — все сетуют на то, что мигранты влетают в копеечку российским строительным компаниям. И у вас тоже был сильный провал по рабочим, но вы его, практически, преодолели. Просто — повысили зарплату. И если раньше разнорабочий на руки получал 35-40 тысяч рублей, сейчас меньше, чем на 50 — 60 тысяч, никто не соглашается.

— Да. Это так…

— То есть — это вот даже и тем рабочим, которые, допустим, из Таджикистана, из Узбекистана, — им так же приходится платить?

— Да. Да…

— А налоги, страховые взносы…

— 37,5 % . А когда они въезжают — 20 тысяч, это медосмотр и так далее.

Плюс — надо оплачивать проездные билеты, а еще — их одевать. Конечно же, кормить… На это уходит 600 рублей в день.

— А почему на питание-то так много? Я извиняюсь, конечно, за вопрос.

— 600 рублей в день – это питание, обеспечивающее необходимый калорийный уровень для рабочего человека, который трудится в холодной климатической зоне. Это, условно говоря, 200 рублей там завтрак, 200 — обед, я округляю, и 200 — ужин.

— И во сколько, в этом случае, вам обходится среднестатистический иностранный работник?

— 110 — 120 тысяч рублей.

— Так, и плюс, ну, вы сказали про транспортные расходы. А вот интересно, эти ваши, ну как,- официальные представители за ними выезжают, да?

— Да это уже даже не конкретно наши. Уже заместитель министра Стасишин туда выезжает. Договаривается с главой республики, чтобы организованно привезти рабочих.

— Замминистра даже?

— Заместитель министра строительства Стасишин.

— Ой, вон оно что!

— Никита Евгеньевич ездит туда, упрашивает, чтобы выделили людей.

— Так, и вот — по поводу изменений, которые вводятся в законодательство в связи с ковидными всякими делами. Это как-то решается?

— Конечно. Там надо делать изолированные помещения. Если заболел – туда. Медицинское обслуживание, таблетки, врачи, да, да. Это все — на нас.

— А часто болеют?

— Конечно. Когда работают, они не болеют. Как только их запирают (на карантин. — А.Г.), они заболевают.

— Ясно. И еще… Вот если к вам приезжают рабочие, которых вы уже наняли и вы на них потратились, но они же не привязаны — за счет патента — к какому-то конкретному адресу?

— Нет… Они могут стать и курьерами.

— Так. То есть? Еду развозить, что ли?

— Но — не нашими карьерами. А уйти в Яндекс, я не знаю, куда, в Сбермаркет.

— И вы сразу, заранее, закладываете какой-то процент на то, что люди уйдут по разным причинам. И какой, интересно?

— 10-15 процентов.

— А почему местные в строители не идут?

— Это же тяжелая работа. Бетон, холод, все время — на улице. Надо вязать арматуру, класть кладку в любую погоду, круглые сутки. Это работа двухсменная. Тяжелая, непростая. Это же не пиццу развозить.

— Я так понял, что нужна какая-то государственная программа, может быть, по решению всех этих проблем. Или — как?

— А какая может быть государственная программа?

— Пусть предприниматели, бизнесмены сами решают, своими силами? Так, что ли?

— А что значит – государственная программа? У нас же просто людей не хватает физически для реализации тех объемов строительства, перед которыми стоит страна.

Это же элементарная арифметика.

Один человек в год может выполнить работ объемом, условно говоря, от 2-х до 3-х миллионов рублей. Допустим, на 3 миллиона. Суммарный объем. Возьмите один триллион, я не говорю – десять. И разделите на 3 миллиона. Вот вам простая арифметика. 333 тысячи человек вам нужно для того, чтобы выполнить программу хотя бы на триллион. А у вас не один триллион. У вас их несколько.

— То есть, один выход – просто искать рабочих.

— Конечно. Весь мир так делает. Мы же ничего нового не придумали. Даже в Америке, где 350 миллионов население, на стройках работают приезжие из Мексики, с Филиппин, откуда угодно. Чего, мы ничего нового не придумаем.

На Сейшелах — индусы, в Дубае — филиппинцы. Во всех странах трудятся люди, даже там, где избыточное население.

— Какие есть варианты? Чтобы нам преодолеть этот кадрово-строительный голод?

— Было предложение вице-мэра Бочкарева — в четыре раза больше платить приезжим. Ну, посмотрим, сколько он людей соберет.

— А может, все-таки попытаться местных использовать, Арас Искендерович?

— Найдите мне их. Я их не могу найти.

— То есть… кто поедет, да, допустим, на остров Русский или на Камчатку? А у вас объекты где сейчас?

— У нас космодром, и ещё — как раз Камчатка.

— Космодром – это Амурская область. А Камчатка – там что?

— Камчатка? Там больница и аэропорт.

* * *

— Я все вспоминаю неизгладимое впечатление, когда мы на вашем «Гольфстриме» добирались во Владивосток. Это было трижды. А вы сейчас летаете?

— Конечно.

— Может, как-нибудь возьмете, значит, с собой на Камчатку? На «Гольфстриме» я давно не летал на вашем.

— Ну, как в следующий раз полетим, дадим знать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Проще уволиться, чем терпеть»: Половина россиян за год сменила работу или профессию

Опрос показал, что каждый второй россиянин сменил работу с начала 2021 года (подробности)



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti