К сердцу прижмет или к черту пошлет. Что ждать россиянам от 2022 года

Экономика


Что год грядущий нам готовит?..

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Выдохнули.

Прошел 2021-й — год, когда самая популярная фраза была «ну сколько можно».

Наступил 22-й… Как говорят в таких случаях, полный надежд и ожиданий. Под бой курантов мы, как водится, нажелали друг другу всего самого хорошего: денег, здоровья, успеха.

А что будет на самом деле? Как проживет страна этот год? Об этом мы расспросили политолога, экономиста, военного эксперта и, конечно, астролога. Теперь не знаем кому верить.

КИЕВ МОЖЕТ ВСЕ ИСПОРТИТЬ

Все наши эксперты в один голос твердят об Украине. Правда, все по-разному. Тем не менее, говорят, что это главное, за чем надо пристально следить в новом году. Историк, политолог и экс-советник Бориса Ельцина Сергей Станкевич, уверен, что столкновение в Донбассе может стать реальностью:

— В этом году главное чего жду, это завершения войны на Донбассе и установление прочного мира. Именно мира на Украине, а не какого-нибудь очередного перемирия.

— У вас есть надежда на это?

— Для этого созданы все условия. Ничто не может помешать, кроме… Есть только одна причина по которой все может сорваться: если не хватит мужества у украинского руководства.

— У российского и американского руководства его достаточно?

— Да. Тут все прозрачно. Между Россией и США фактически достигнуто предварительное согласие. И в ходе переговоров, которые вот-вот начнутся в Женеве, оно скорее всего будет закреплено. То есть и со стороны России и со стороны США есть понимание и готовность содействовать. А вот насколько будет конструктивен и тверд в своей решимости Киев — это большой-большой вопрос.

СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО ПОКА НЕ ЖДИТЕ

— Во внутренней политике России произойдут какие-то изменения?

— Я жду новую экономическую политику нашего правительства. Нам говорили раньше о прорывном развитии. Теперь слово «прорыв» не звучит. Но я хочу видеть план технологического и экономического прорыва, с расчетом на 10 лет, с внятными этапами, целями, которые предстоит достичь. И чтобы правительство отвечало за его исполнение.

— Сколько таких планов уже было.

— Я видел несколько интересных документов. Но это были отдельные стратегии развития. Отраслевые, или региональные, применительно к Дальнему Востоку. Это нужно просто собрать в национальную программу экономического прорыва. Главное, что такие программы есть и в Китае, в Европе. Нечто подобное рождается в США и уже внесено в Конгресс. А Россия всё живет от годового бюджета к бюджету.

— С Белоруссией объединимся?

— На этом дипломатическом фронте чудес ожидать трудно. Самое главное событие в Белоруссии в этом году – это проведение конституционной реформы. В феврале будет референдум. После него там будет строиться новая политическая система, за которой неизбежно последуют выборы (правда, скорее всего, уже в 2023 году). И это конституционное обновление должно сопровождаться большим прогрессом в деле строительства Союзного государства.

— Что вы называете прогрессом?

— После того, как пройдет референдум и будут утверждены его результаты, должен появиться союзный парламент – небольшой и работоспособный. Это всё предусмотрено в документах. Вот тогда уже начнется нормальная достройка Союзного государства. Постоянная и системная. Пока это происходит от одной встречи президентов к другой.

«МЫ УСТАЛИ ОН КОНФРОНТАЦИЙ»

— Отношения с Европой как будут складываться? «Северный поток-2» начнет работать?

— В этом никаких сомнений нет. Это произойдет в середине года. Причем, скорее всего, его запустят сразу на полную мощность, а не как первый – сначала наполовину. Он регистрируется сразу в виде германской компании-оператора, которая будет работать в правовом поле Германии. Да, это немножко затянуло сертификацию, но зато делает ее более надежной. Так что тут я не вижу никаких проблем.

— Новые немецкие власти не станут препятствовать его запуску?

— Олаф Шольц — сильный лидер. Причем он может объединить две ветки. Во-первых, линию Ангелы Меркель, которая стабильно удерживала наши отношения в конструктивном русле. А во-вторых, линию своей партии. Я напомню, что именно социал-демократы проводили самую дружелюбную политику, адресованную Москве. Так называемая, восточная политика, связанная с именем Вилли Брандта.

— А с остальной Европой как отношения будут складываться?

— Единственное место, где я не вижу никаких перспектив — это отношения с Великобританией. Что касается Франции, то там выборы президента в этом году. И на них очень велика вероятность переизбрания Макрона. Но и те люди, кто ему противостоят, тоже вполне конструктивно настроены.

— Как же быть, когда отношения с Германией и Францией внушают оптимизм, а с Британией — ни в какие ворота не лезет?

— США давно махнули рукой на тот печальный факт, что со всеми 27 странами Евросоюза или со всеми 30 странами НАТО, никогда не договоришься. Так что надо работать с политбюро. Это США плюс Великобритания, Франция, Германия, Италия. Именно эта команда определяет курс Европы. Штаты общаются с этими странами. И нам надо общаться. А они уж пусть транслируют наши договоренности на остальную Европу.

— Судя по вашим словам, может стать очень позитивным для России.

— Я этого очень жду. Я вижу шансы на то, что он станет переломным. Я надеюсь, что мы уйдем от крайних форм конфронтации, неуправляемой и непредсказуемой, и сделаем нашу конкуренцию с Западом пусть и острой, но управляемой и предсказуемой. Такого рода переход должен произойти в 2022 году.

КОНЕЦ ПАНДЕМИИ И РОСТ ЭКОНОМИКИ

Рекордные доходы, снятие ограничений, дорогая нефть — 2022 год может стать образцово-показательным. Но нам с вами от этого сильно лучше не станет, уверен экономист, социолог, директор Центра исследований постиндустриального общества, Владислав Иноземцев.

— Владислав Леонидович, Российская экономика показала неплохой рост в прошлом году. 2022 будет таким же прекрасным?

— Он будет умеренно успешным. Но прежде всего для «государства», и в меньшей мере для населения.

— Как сказал Владимир Путин на пресс-конференции, ВВП прибавил 4,5 процента. Этот темп сохранится?

— Нет, не так сильно. Рост ВВП по итогам нового года оцениваю примерно в 2,5-3%. В первую очередь за счет высоких цен на энергоносители и сырьё. Я вполне допускаю, что средняя цена нефти по году превысит $75/баррель (в 2021 было 68$, — ред.), а временами будет достигать и $100. Скачки газовых цен вы и сами видели — до $2,5 тысяч за тысячу кубометров. Думаю, что в 2022 он ниже $600 не опустится.

— И даже пандемия не помешает?

— Многие эксперты дают осторожные прогнозы, что к середине года она пойдёт на спад. Так что к концу года основные ограничения, связанные с ней, будут отменены.

— Отсюда и рост экономики.

— Именно. Доходы бюджета превысят показатель 2021 г. на 15-20% и станут рекордными. Но, мы знаем, как у нас распоряжаются деньгами. Правительство продолжит пополнять резервные фонды и тратить на невидимые глазу простого человека нацпроекты. Это породит большие ожидания дальнейших успехов. Но к 2023 году рост сойдёт на нет – потому что никаких реформ проводиться не будет.

«ВОЙНА С УКРАИНОЙ — ЭТО СТРАШИЛКА»

— Но соцподдержка останется?

— Кремль понимает проблемы населения. Так что эта политика разовых выплат населению продолжится. Думаю, она вообще превратится в основной инструмент повышения уровня жизни для социально незащищенных слоев населения.

— Путин обещал поднять пенсии не ниже инфляции — это 8%.

— Несомненно это произойдет. Но я не думаю, что эти деньги компенсируют инфляцию – цены дальше будут разгоняться, в том числе и из-за самих этих выплат. Монетарными методами её не победить. У роста цен другая природа — монополизм в металлургии, перевозках, картельные сговоры в торговле. Если говорить о цифрах, то официально инфляция в 2022 г. будет не меньше 6%. А по минимальной потребительской корзине, которую мы с вами ощущаем в магазинах — процентов 12-16. В итоге реальные доходы населения практически не изменятся.

— Что будет дорожать в первую очередь?

— Как ни странно, основное повышение коснётся жилья, особенно в больших городах (так люди пытаются спастись от инфляции). А остальное предсказуемо — подорожают товары первой необходимости, потребление которых сложно сократить, ну и некоторые базовые услуги, например, транспорт.

— Рубль как будет себя чувствовать?

— На валютном рынке ситуация будет относительно стабильной – к концу года доллар будет в коридоре 70-76 руб. А вот доллар к Евро и другим основным валютам снизится на 3-5%.

— По этим словам делаю вывод, что серьезных санкций не будет.

— «Война с Украиной» окажется страшилкой и реального конфликта с Западом не случится. Так что и не будет значительных санкций против России.

ДЕНЬГИ БУДУТ, НО НЕ У ВСЕХ

— Будут какие-то реформы на территории Союзного Государства?

— Нет предпосылок для каких-то серьезных событий, которые потянули бы за собой экономические последствия. Россия продолжит финансирование Белоруссии, весь год нам будут говорить про интеграционные планы, но Лукашенко так и останется президентом, единой валюты не будет, единой системы налогообложения тоже не будет.

— А с западом хоть немного наладим отношения?

— Тут — да. Некоторые политические противоречия будут сняты и от этого станет немного легче в отношениях. «Северный поток-2» без сомнения будет введён в строй во второй половине года. Причем, с учётом всех европейских условий.

— Дайте надежду, у народа деньги хоть немного появятся?

— Да, но не у всех. Как и все последние годы, 2022-й даст еще чуть больше расслоения в обществе. Мы уже определили, что весной спадет международная напряженность, мировые индексы на биржах пойдут вверх и российские миллиардеры еще чуть-чуть разбогатеют. Но серьёзных потрясений это не вызовет – у нас население привыкло к сложностям, а в глубине души мечтает только, чтобы не стало хуже. А вот хуже в этом году как раз и не станет.

Так что не будем себя запугивать, размышлять о неизбежных катастрофах, а будем просто жить, решать возникающие проблемы и думать прежде всего о себе. И экономика от этого только выиграет…

КРЫМ В ОБМЕН НА СПОКОЙСТВИЕ

США управляет Украиной, говорит военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке Виктор Литовкин. Да, Россия села с ними за стол переговоров, но это еще ничего не значит. Нужно не только слушать их в кабинетах, но и смотреть не подложат ли они нам где-то подлянку. А они могут…

— Виктор Николаевич, с места в карьер — будет ли война на Украине?

— Там полно горячих голов, которые могут проявить дурную инициативу. Вот они из-за своей истеричности могут и учудить что-то на линии соприкосновения на Донбассе. И России придется провести операцию по принуждению их к миру, как в Осетии в 2008 году.

— Тогда Россия признала Южную Осетию и там появилась наша военная база.

— Думаю, теперь этим не ограничится. Уверен, что в случае провокации, российские войска пройдут и через другие южные области Украины – Херсонскую, Николаевскую, Запорожскую, Одесскую.

— То есть весь левый берег Днепра будет наш?

— Все побережье Черного моря. Но переговоры, конечно, превыше всего. Проблема только в том, что Вашингтон — недоговороспособный партнер. Он может одной рукой вести эти переговоры, а другой — проводить на Украине такую политику, которая никак не укладывается в наше понятие мира. Помните, 90-е годы? У нас были контакты, похлопывали по плечу друг друга… А они принимали в НАТО наших соседей и начали бомбить Югославию. Если это повторится, нужно будет что-то принимать со своей стороны. В общем, ни с какой стороны конфликт не исключен.

— А наше руководство способно “что-то принимать со своей стороны”?

— Я думаю, что Владимир Владимирович решительно настроен, судя по его заявлениям. И министр обороны наш решительно настроен. А как дальше будет… Они понимают, что если не будет наших решительных действий, нас съедят. Потому что слабость, которую допускал тот же Ельцин, я уж не говорю про Горбачева, привела к тому, что мы сегодня имеем.

— Какой эффект будет от «ультиматума Путина»?

— Американцы уже отреагировали — согласились сесть за стол переговоров. Это хорошо. Конечно, они будут защищать свои интересы, свое ядерное оружие на территории Европы, право НАТО на расширение на восток… Для них это фундаментальные вещи, которые США называют «основой безопасности Соединенных Штатов».

— А пойдут к нам навстречу?

— В некоторых вопросах — почему нет? Например, снизят активность в Черном и Балтийском морях, на западной границе России. Но это будет только если мы сделаем встречные шаги. А вот их требования могут быть очень и очень высокими — чуть ли не возвращение Крыма.

«У НАС ЕСТЬ РЫЧАГИ ДЛЯ ЭРДОГАНА»

— Где еще может вспыхнуть?

— Против нас, думаю, уже нигде. Вся угроза от США и НАТО. Они могут поставить свои ракеты в Европе. Они уже это показали после того, как Трамп вышел из договора о ракетах средней и меньшей дальности.

— Еще одна горячая точка в мире – это Сирия. Чего там ждать?

— Думаю там и турки, и американцы будут отступать. Наши успехи и твердость сирийского режима, который устоял перед многими испытаниями, заставят их сделать это. В Сирию возвращаются беженцы, начнется восстановление городов и поселков.

Но в Эрдогане уверенности нет. Он хитрая лиса и очень коварный человек. И наше взаимодействие с ним — это очень серьезная проблема. Но у нас есть рычаги. У нас теперь и собственные помидоры есть. Поэтому пусть подумает о своих экономических проблемах, которые мы можем ему доставить.

— В этом году мы видели обострение палестино-израильского конфликта. С взаимными обстрелами друг друга.

— Это бесконечное продолжение конфликта останется. Израильтяне не пойдут навстречу. И палестинцы не прекратят своих провокаций. Это у палестинцев, в первую очередь, уже в крови. Они по-другому не представляют свои отношения с Израилем.

«НИЧТО НЕ УБЕРЕЖЕТ НАС ОТ ОБОСТРЕНИЯ»

А теперь по-настоящему. Только звезды могут сказать всю правду. Что будет-то на самом деле в беседе с КП раскрыла тайну астролог и публицист Татьяна Борщ.

— Есть надежда на 2022 год? Покупать каску и прятаться в бункер или можно, наконец, выдохнуть?

— Если в двух словах, то Россия точно достойно переживет следующий год.

— «Достойно» — понятие растяжимое.

— Сейчас идет череда очень непростых лет — 2020, 2021 и 2022. Наш — заключительный. Легким он точно не будет (не надо на это надеяться), но переживем. Я бы разделила его на две половины. Первая (до июля-августа) – относительно спокойный период — тут очень важное слово «относительно». Вся вторая половина года с точки зрения планетарных аспектов выглядит, можно сказать, угрожающе.

— Война или просто «выражения озабоченности» дипломатов?

— Возможны конфронтации (вплоть до военных действий) с другими странами, причем очень жесткие. Скорее всего они будут краткосрочными. Речь, конечно про НАТО, США.

— То есть первые полгода будут вестись переговоры по Донбассу, а потом они ни к чему не приведут?

— В целом да. Ситуация станет похожей на то, как это было, когда Сталин подписал пакт с Гитлером о ненападении. Ничто не убережет нас во второй половине года от очередного обострения, конфронтации

— А какой будет результат?

— Наша страна выйдет очень достойно из этого конфликта. Результатом может быть огромный кризис в Соединенных Штатах, падение доллара и ухудшение всей международной экономической системы.

ВОЙНА НАЧНЕТСЯ ИЗ-ЗА СБЛИЖЕНИЯ РОССИИ И ДОНБАССА

— Это значит, что доллару конец?

— Это будет критичное время для него. Хотя даже для всей экономической системы мира. Возможно, будут какие-то санкции против нас. Вообще с середины-конца августа 2022 года по март 2023 года очень тяжелый период.

— Еще одно важное направление — Белоруссия. Объединимся?

— Да, конечно, но не сразу. С точки зрения астрологии, этот процесс пойдет. И он будет в первой половине года идти очень понятно и ярко.

— А что будет с Донбассом?

— Он получит еще какие-то преференции от России. Официально, конечно, не войдет в Россию в следующем году, но тенденции к сближению будут очень яркие. И, возможно, именно это и будет причиной того самого военного конфликта, про который мы уже говорили. Я не верю в возможность мирного урегулирования вопросов, которые подняты сейчас.

— Ждать ли каких-то катастроф — техногенных или природного характера?

— Мы находимся на рубеже двух эпох. Эпоха Водолея переходит в эпоху Рыб. Все последние 20 лет мы живем в переходный период. Но сейчас — 2020-2022 годы — самая острая точка перехода. Это самые критические годы. Меняется все — климат, политическая система, экономика. К сожалению, мы живем во времена перемен.

— То есть надо пережить 2022 год и дальше можно выдохнуть?

— Если смотреть дальше, начиная со второй половины 2023 года, не только в нашей стране, но и по всему миру, будет как будто затишье после глобальных потрясений. Начнется осмысление всего того, что произошло. Там уже явная тенденция к миру. Но все равно, годы до 2025 я не могу назвать благоприятными. Да, более вменяемые, но не благоприятные.



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti