Узнала по запаху. Трагедия отобрала у неё семью, но подарила новое счастье | История | Общество

Общество


«Слышу крики, ребёнок где-то заплакал, кто-то кричит: «Мама, ты где?» Понял: надо спасать людей. Бегу вниз, и через каждый пролёт – стоны, плач, разорванные тела».

25 лет назад, в ноябре 1996 г., в Каспийске в одном из жилых домов прогремел взрыв. Погибли 69 человек. Этот теракт был первым в новейшей истории России, но, увы, не последним. А для Елены Заловой тот взрыв стал дорогой в ад. Но судьба – дама капризная. Сперва отбирает, а после щедро отдаёт.

Остатки разрушенного дома давно снесли. На его месте стоят стела и плиты с высеченными именами погибших. Фото из личного архива Е. Заловой и Б. Темирханова.

И не проснулись никогда

Та ноябрьская ночь выдалась морозной, но в квартире Швачёвых было тихо и уютно. Вот только пятилетнему Олежке почему-то не спалось в своей кроватке. Ёрзал, маялся и в итоге по привычке поднялся на верхний ярус, к старшему брату под бочок. Геннадий крепко обнял младшего и оба заснули. Больше они не проснутся никогда.

В 2.10 в подвале дома по ул. Ленина, 58, сработала бомба, мощность которой, по разным оценкам, составляла от 30 до 150 кг тротила. Погибли 69 человек, среди них 21 ребёнок.

«Старший сын Геннадий обожал читать – у него своя библиотека была из 300 томов. В первом классе Геночка уже 140 слов в минуту читал, учительница хотела его экстерном перевести во второй класс, но мы решили: пусть учится по возрасту. Муж Андрей тоже любил читать. Средний сынок Пашка – ответ­ственный такой, хозяйственный, нерасторопный, но внимательный. Младшего Олежку водил в сад», – вспоминает Елена Залова (Швачёва).

В 1996 г. старший лейтенант Елена Залова разом потеряла всю семью – мужа Андрея и троих сыновей. «Мы с мужем военные, в Дагестан переехали за два года до той трагедии, – уж сколько лет прошло, а Елена, вспоминая те события, еле сдерживает слёзы. – Мне было 32 года, мужу – 33. Очень нравилось сынишкам в Каспийске – ходили на море, Гена и Паша учились в школе рядом с домом. Олежка, я его называла Аленький Цветочек, ходил в садик. На осенние каникулы мы с моей мамой, Андреем и деть­ми поехали в кисловодский госпиталь. У детей в школе уже занятия должны были начаться, и муж, советского воспитания человек, предложил: «Я поеду с детьми домой, а вы оставайтесь, отдыхайте!» Сколько мы его уговаривали остаться: ну опоздаем в школу на несколько дней – ничего страшного. Нет! Он настоял на своём, да ещё и меня уговорил остаться. Андрюша спас мне жизнь тогда».

С мужем – начальником военно-­медицинской службы погранотряда Даурии Андреем Швачёвым – Елена перевелась в Северо-Кавказский округ, в Каспийск. Шла первая чеченская кампания, и он выезжал с маневренными группами в места боевых столкновений, но каждый раз возвращался живым. Летом 1995-го за оказание помощи раненым в районе Голубого озера Андрея и Елену наградили медалями «За отвагу» и «За спасение погибавших». Позже Андрей получил и орден Мужества посмертно.

Судьба подарила Елене не только новую опору – мужа Андрея, но и троих сыновей – Сергея, Александра и Владимира.
Судьба подарила Елене не только новую опору – мужа Андрея, но и троих сыновей – Сергея, Александра и Владимира. Фото из личного архива Е. Заловой и Б. Темирханова.

«Посчитаем родинки, сынок»

О взрыве в своём доме Елена Залова услышала по ТВ – по привычке она начинала утро с программы новостей. До города ехала автобусом. В Махачкале связалась с оперативно-войсковым отделом и выяснила, что её мама – в пансионате «Чайка», а мужа и детей пока не нашли.

«Я три дня сидела у разрушенного дома, и на третий день вдруг почувствовала запах своих сыновей. Я же знала, как пахнет каждый из них. И тут увидела зелёную курточку старшего сына и поняла: моих нашли. Первым достали из завалов Геночку. Зная, что младший сын любил ложиться с ним, поняла: следующим будет Олежка. Так и случилось. Потом достали Андрея. А Павла, среднего, как самого моего нерасторопного, неспешного, нашли последним», – говорит Елена и на несколько минут замолкает.

«Я долго обнимала каждого из сыночков, говорила с мужем. Посчитала родинки на лице Генки – мы с ним часто это делали. У кого-то рука оказалась сломана… Чувствовала, как они мучились, когда вся эта махина на них рухнула. Цинковые гробы с телами запаивали на вещевом складе. Я пришла туда, хотела увидеть своих ещё раз».

Очевидцы вспоминали, как горожане тогда стекались к месту трагедии – не просто поглазеть или сделать фото для соцсетей, как это часто происходит сегодня, а чтобы помочь. А картина была страшная: облако пыли на фоне тёмного неба, звон разбитых стёкол, крики придавленных плитами людей. Жители соседних домов решили, что произошло землетрясение.

«Было ощущение, что дом подняли, перевернули и снова поставили на место, – говорит житель дома Батман Темирханов. – Моя семья выжила. Мы всем домом дружили. Новый год и все праздники отмечали вместе – ходили друг к другу в гости. Жена после сильнейшего грохота встала, открыла двери в прихожей и кричит: «Батман, тут небо и дым!» Оттащил её, почувствовав чёткий запах взрывного устройства – знаю это, поскольку сам сапёр. Слышу крики, ребёнок где-то заплакал, кто-то кричит: «Мама, ты где?» Понял: надо спасать людей. Бегу вниз, и через каждый пролёт – стоны, плач, разорванные тела».

Остатки разрушенного дома давно снесли. На его месте стоят стела и плиты с высеченными именами погибших.
Остатки разрушенного дома давно снесли. На его месте стоят стела и плиты с высеченными именами погибших. Фото из личного архива Е. Заловой и Б. Темирханова.

Снова смогла улыбаться

Свою семью Елена Залова похоронила в Минеральных Водах, на родине мужа, а сама вернулась в Каспийск. Больше плакать она не могла, вышла на работу, чтобы помогать людям. Считает, что именно это спасло её от тоски и ухода из жизни. А ещё её отвоевал для жизни второй муж. Майор погранвойск Андрей Залов лично организовывал сбор матпомощи для женщины. На эти деньги вдова поставила памятник на могиле детям и мужу.

А после офицер настоял на том, чтобы она вышла за него замуж. Уверенный, надёжный, Залов убедил Лену, что её жизнь не кончена. После свадьбы у пары родились дети – Серёжа, Саша и Вова. Снова супруг по имени Андрей, снова трое сыновей…

«Старший, Серёжа, которому 23 года, служит на границе – продолжил династию офицеров-пограничников. Саша учится на 5-м курсе судебной экспертизы ДГТУ, а младший, Вова, – на третьем курсе лечебного факультета ДГМУ, – говорит Елена. – Улыбаться и вообще чувствовать полноту материнства я начала после рождения младшего сына Вовы».

Остатки разрушенного 58-го дома давно снесли, на его месте стоят стела и плиты с высеченными 69 именами погибших. Четыре года назад Андрей Залов ушёл в отставку в звании полковника, уволилась с медицинской службы и майор Елена Залова. Но они так и остались в Каспийске. Они и Темирхановы. Остальные разъехались кто куда. Однако Елена до сих пор поддер­живает связь с ними.

«Увы, до сих пор никто не понёс наказания за это преступление. Терроризм – самое страшное, что может быть на земле. Его надо искоренить добротой, любовью и душой – чистой душой. Потерять детей – самое страшное для матери. Такое не должно повторяться», – вздыхает она.

Не должно, но повторилось. Спустя 6 лет Каспийск пережил ещё одну страшную трагедию. 9 мая 2002 г. во время праздничного парада на той же самой улице Ленина недалеко от печально известного дома сработало заложенное у дороги взрывное устрой­ство. Погибли 43 человека.

Дело о взрыве дома в Каспийске так и не было доведено до конца. Следствие шло несколько лет, позднее материалы переслали в ФСБ и засекретили. А в 2003 г. пресс-служба ФСБ по Северному Кавказу сообщила, что расследование по делу приостановлено «в связи с неустановлением лиц, совершивших теракт». Перед судом не предстал никто. По неофициальным данным, убийц давно нет в живых. А тогда, в сентябре ­1996-го, 11-летний Геннадий Швачёв написал сочинение на тему «Как я провёл лето»: «Это лето запомнится мне надолго, потому что оно было самым замечательным в моей жизни».



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti