«Вы осуждаете, а он — умирает»: мать школьника-рэпера объяснила, почему разрешает ему вейп, татуировки и мат

Общество
«Не верь, не бойся, не проси» - девиз Андрюшиных.

«Не верь, не бойся, не проси» — девиз Андрюшиных.

Фото: Никита МАНЬКО

Мальчик в инвалидном кресле Тимур Андрюшин вызывает споры в соцсетях из-за своего внешнего вида и стиля жизни — 14-летний ребенок живет на всю катушку, не стесняя себя никакими рамками. После публикации в КП-Новосибирск о нем сняли сюжеты федеральные СМИ. И семья столкнулась с волной осуждения: почему мама школьника позволяет ему все? Женщина откровенно рассказала, почему это делает. Оказалось, ребенок болен СМА — это когда постепенно атрофируются все мышцы и человек может умереть в любую минуту… Врачи прогнозировали, что Тимур не доживет и до 14 лет. Можно ли спасти ребенка и как творчество помогает подростку справляться с болезнью — в материале КП-Новосибирск.

Мама с Тимуром решили жить на всю катушку, а не надеяться собрать 56 миллионов рублей на уколы.Фото:предоставлено Натальей Андрюшиной

Мама с Тимуром решили жить на всю катушку, а не надеяться собрать 56 миллионов рублей на уколы.Фото:предоставлено Натальей Андрюшиной

А ПАПА КТО?

Тимур Андрюшин стал третьим ребенком для Натальи — в семье уже подрастали два старших брата от предыдущего брака. Третий ребенок поздний — Наталья родила его в 37 лет. Когда Тимуру исполнилось 1,5 года, родители стали волноваться, что мальчик не пробует ходить, как другие дети. Мама кинулась к врачам и вскоре узнала страшный диагноз: «спинально-мышечная атрофия» первой степени. С этого момента жизнь Натальи перевернулась.

— Отец Тимура не смог принять его болезнь, он ушел от нас, хлопнув дверью. Я ему вслед кричала: «Ты и от сына отказываешься?» Он ответил: «Да». Когда сыну было 4,5 года, я осталась одна. В августе умерла мама, стало еще тяжелее. Кроме Тимура, у меня на руках оказался умирающий отчим с онкологией, через полтора года он преставился. Остались Тимур и сестра с эпилепсией и психическим расстройством. Весь этот домашний кошмар длился восемь лет, пока не удалось положить ее в психиатрическую больницу. Я надеялась, что спасу ее, но теперь понимаю, что для безопасности сына и окружающих лучше определить ее в интернат. Однако основные переживания, конечно, связаны с сыном. Тиме требовалось особое внимание — постоянные массажи, физиолечение и ЛФК, — рассказала КП-Новосибирск Наталья Андрюшина.

Мечта мальчика- переехать в Питер, Моргенштерн уже оценил его первые треки. Фото:предоставлены Натальей Андрюшиной

Мечта мальчика- переехать в Питер, Моргенштерн уже оценил его первые треки. Фото:предоставлены Натальей Андрюшиной

— Когда Тимуру было 12 лет, отец, который живет в Азербайджане, захотел пообщаться с ним, позвонил. Тимур сказал: «Ты кто? Мой отец? Да пошел ты!» Они по-взрослому поговорили, и сын сказал, что не хочет с ним больше общаться. Тима вырос в инвалидном кресле, но всегда был умен не по годам — разговаривать начал в 1 год и 2 месяца, читать — в 5 лет. Всегда рос независимым, себе на уме, у него есть стержень. Конечно, из-за этого всегда были сложности. В школе, например, его не приняли ни родители, ни ученики. Так что нам не привыкать к осуждению. Вот и сейчас этих хейтеров только добавилось. Они даже не могут сообразить, что осуждают человека, который по сути медленно и мучительно умирает, — призналась КП-Новосибирск Наталья Андрюшина.

Бывший муж сначала перечислял сыну по 30 тысяч рублей в год в виде алиментов — ничтожная сумма для лечения мальчика с таким серьезным диагнозом. А потом и эти копейки высылать перестал. Тимур отплатил отцу той же монетой.

Мама заменила Тимуру папу, а друзья - братьев. Фото: предоставлено Натальей Андрюшиной.

Мама заменила Тимуру папу, а друзья — братьев. Фото: предоставлено Натальей Андрюшиной.

В РУКАХ ВЕЙП, РЯДОМ — АППАРАТ ИВЛ

Медики говорят, в мире нет людей, которые доживали бы с первым типом СМА (болезнь Верднига-Гоффмана) до 30 лет. Тимуру ставили прогноз — не доживет и до 14 лет. Но вот ему 14, и он заставляет говорить о себе полгорода, выкладывая в Сеть фото с настоящими татуировками (мама разрешила), видео, где он вейпит, а также ругается матом.

— Других способов для социализации ребенка-инвалида, кроме курения, матерщины, рэпа и вычурного внешнего вида мама не смогла найти? — интересуются комментаторы. — На учебу и параолимпийские виды спорта умишка не хватает?

Врач детской паллиативной помощи Лейсана Гатуллина наблюдает за здоровьем Тимура последние три года. Педиатр не сдержалась и ответила критикам в комментариях, что у них нет морального права осуждать подростка. Он один из 20 детей в Новосибирске с таким диагнозом, и шансы на лечение у него очень слабые.

— При Тимуркином заболевании, которое неуклонно прогрессирует, дети не могут даже пальцами шевелить! О каких Параолимпийских играх или других видах социализации может идти речь? Как нравится, так пусть и социализируются, и в этом случае ни у кого из здоровых людей нет морального права осуждать ни Тимура, ни его маму, — написала доктор слова поддержки подопечной семье.

Мама мальчика благодарит врача — женщина действительно помогает семье справляться со страшным диагнозом, в большей степени, конечно, правильными советами и психоэмоциональным настроем. Раньше мама с сыном постоянно ходили на физиолечение, тратили деньги на массажистов, выбивали путевки в санатории. И все это слабо поднимало моральный дух мальчишки. Он бесконечно ощущал себя каким-то ущербным, человеком с инвалидностью. А наружу рвалась жажда общения, желание творить, писать тексты, ощущать себя особенным — он же подросток!

И два года назад в этой семье решили, что лучше жить в кайф — писать рэп, ездить по концертам и тусоваться со звездами, чем бороться с неизлечимым СМА. Так и живут: в руках — вейп, а рядом — аппарат искусственной вентиляции легких на случай приступа. Но теперь пришло время отдать его обратно в паллиативную службу — семья переезжает в Питер, лучше пусть аппарат помогает другому ребенку.

— Только в прошлом году в России разрешили и стали закупать «Спинразу», курс лечения стоит около 56 миллионов рублей! Я думала объявлять сбор, но Тимур даже не хочет. К тому же препарат начинают колоть малышам в 1,5 — 2 года, а сын уже совсем взрослый. Гарантий никаких нет. А я устала обивать пороги чиновников и получать отказы. Нам остается только жить в кайф и не заморачиваться. Когда-то я плакала в подушку и никто меня не осуждал, а теперь мы научились жить сами, ничего ни у кого не просить, ценить каждый миг, каждый прожитый день, но столкнулись с осуждением, — делится наболевшим Наталья Андрюшина.

В жизни Тимур Андрюшин не такой пафосный мальчик, но может переспорить любого оппонента.

В жизни Тимур Андрюшин не такой пафосный мальчик, но может переспорить любого оппонента.

Фото: Никита МАНЬКО

САМОЕ ГЛАВНОЕ — СЕМЬЯ

В жизни тяжелобольного Тимура и мамы Натальи были психологи, крещение и лекция Ника Вуйчича, знаменитого мотиватора всех людей с инвалидностью. Сейчас сын и мама мечтают только об одном: о переезде в Питер и творческой карьере по совету звезды рэпа Моргенштерна. Однако старшие братья Тимура, которым уже за 30 лет и у них свои семьи, не хотят помогать и не прощают мать за второй неудачный брак и брата-рэпера. Общаться не хотят, хоть и живут в Новосибирске. А ведь это самые родные и близкие люди.

— Простить уход отца Тимура я не смогла. Лет пять назад я ждала от сыновей, что они позвонят, тогда мы остро нуждались в поддержке старших братьев. Хотя бы пару добрых слов хотелось услышать, это было бы человечно… Чего нам ждать от чужих, если свои не понимают? — вздыхает мама Тимура Наталья Андрюшина. — Мы знаем, кто мы и через что прошли. Можно было бы много говорить о человечности и безразличии, но мы в такие моменты всегда просто обнимались и плакали, чтобы жить дальше…

Может показаться, что слез у этой семьи просто не осталось… Но сейчас Наталья уверена, что ее история звучит как самый правдивый и жесткий рэп, который знает наизусть любая мама мальчика с инвалидностью.

P. S. Напоминаем, курение вредит здоровью детей и запрещено до 18 лет. Употребление безникотиновых смесей с помощью электронных сигарет также опасно для здоровья.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мы живем по кайфу»: мать ребенка-инвалида разрешает ему вейпить, материться и сама возит его на тусовки в клубы

Многие родители всыпали бы детям ремня за такие развлечения, но у Натальи Андрюшиной свои методы воспитания. Она уверена, что с подростком надо дружить, и считает своего сына талантливым рэпером (подробнее)

Источник: https://www.kp.ru/daily/217172.5/4275563/

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti
Добавить комментарий