Как Украина готовится к «вторжению»: одни копают схроны, другие готовят цветы

Политика


Боец ВСУ в окопах в районе Горловки.

Фото: REUTERS

В вакханалии, развернувшейся на Украине вокруг предстоящего «вторжения» России (в телевизоре там говорят, что это дело — практически решенное), не хватает одного. Важного. А что, собственно, по этому поводу думают сами украинцы?

Что люди говорят на кухне?

Верят телевизору и всерьез готовятся к войне?

Скупают тушенку, гречку, макароны?

Среди моих 76 тысяч подписчиков в Телеграме добрая половина – точно из Украины. И я решил поинтересоваться — что они и их знакомые думают о российском «вторжении»?

Это крайне важно.

И вот почему.

Голоса крикливых русофобов с Украины и так слышны из каждого утюга. Они клянут Москву не только на своих телеканалах, но прописались уже и на российских. А вот нормальные украинцы говорить открыто просто боятся. Вдруг их сочтут «пророссийскими»? А выговориться очень хочется, это видно по сотням сообщений, которые пришли ко мне.

В итоге, разговор получился не о соли и спичках, а о том, о чем обычно шепчут в украинских хатах.

Киев: «Воевать с русскими мы не будем»

— Озадаченные партнеры из Турции боятся лететь на переговоры, мол, у вас тут война со дня на день. Курс гривны за неделю убежал на 5%, инвесторы массово конвертируются в валюту, продажи авто и квартир встали, только иностранцы продают недвижимость. Но я считаю это все искусственно раздуваемой истерией, пока ничего не предпринимаю, стараюсь, чтобы был запас бензина в машине. Не исключаю, что нынешняя власть для поддержания собственного рейтинга, решится на «маленькую победоносную войну». После чего последует ответ. И вот на этот случай, с семьей, рвану или в сторону белорусской границы (там есть однокашники) или в сторону Калининградской области (там родственники и мама).

— Из моих знакомых никто ни к чему не готовится и даже разговоров на эту тему нет. Кто смотрит телевизор — там трескотня с утра до ночи — мусолят со всех сторон. Кто не смотрит, вообще спокоен. Это параллельные реальности. Своих проблем у всех хватает. Очень трудно выживать при низких зарплатах и ничтожных пенсиях. Резкий непрерывный рост цен на все. И говорить ничего нельзя вне дома о политике. Знакомый за это уже пострадал.

— А у нас несколько «одаренных» студентов закупили тушенки и поехали на родину, на Ивано-Франковщину, копать схроны. Замерзнут — вернутся.

— Пик этой истерии был в середине декабря. Сейчас уже меньше, но все равно, тревожные чемоданчики у многих собраны и разработаны планы эвакуации на запад, чтобы там собраться с силами на контратаку.

— Ну да, контратаку. Здесь, в случае прихода России, все очень просто: цены на газ, бензин, свет снизят сразу вдвое, а за каждого партизана — по 1000 $. И все, в 2024 году у ВВП поддержка на выборах по Украинскому автономному округу — 90%.

— А я считаю, мы в меньшинстве в Киеве. Еще в 2014-м отключили в доме украинское ТВ, потому что эта пропаганда сводит с ума даже адекватных людей. Киевское большинство практически невменяемо, это медицинский факт. На работе великовозрастные тетки со стеклянными глазами говорят, что мобилизуются обязательно и пойдут воевать «за Украину». На вопрос «за кого, Порошенко, Зеленского или Коломойского?» ответить не в состоянии…

Понимаем, что в случае чего все банковские сбережения накроются медным тазом. Вместе с отоплением, электричеством и продуктами. Город большой и крайне неухоженный… Убежища, защита населения — показуха, ничего этого нет. Граждане давно уже неинтересны своему правительству. Страна умирает. Главное сейчас — самим и детям уберечься от мобилизации. Воевать с русскими мы не будем.

Харьков: «Нацики в городе имеются»

— У меня всегда больше, чем полбака бензина, макароны и тушенка в запасе, закупил круп на пару месяцев, но без фанатизма, больше связано с возможным подорожанием продуктов из-за высоких цен на газ. Вторжение, как по мне, случиться может лишь как принуждение к порядку в ответ на действия украинской армии на Донбассе, по аналогии с Грузией.

— Какие тебе аналогии. Я ветеран батальона Азов, участник Майдана и войны с РФ на востоке Украины в 2014-15 годах. Скажу так, что полномасштабная война с Украиной закончится для России трагически. Российские войска будут нарываться на ожесточенное сопротивление из-под каждого куста, в том числе и в Харькове, Одессе, не говоря уже про другие города ближе к центру Украины. Украинцы переплюнут по жестокости чеченцев. Лично я готов к войне как автономная боевая единица всегда. Если будет объявлена мобилизация, готов сразу же прибыть на место сбора.

— А большинство моих знакомых «вторжение» считают освобождением от оккупации и готовятся как к празднику. Некоторые приверженцы майдана уже заявляют, что хотят покинуть страну в направлении Европы. В 2014-м они нам, «ватникам» рекомендовали «валить в рашку». Конечно, есть страхи, так как это война, но мы все готовы, вплоть до личного участия. На застольях звучат тосты за РФ и Путина, а это что-то значит. Новый год прошел в таких тостах.

— А мне кажется, что большинство населения нашего прекрасного города относится к воплям из каждого утюга про «Путин нападэ» с большой долей, пардон, пофигизма. Реально народ намного больше волнует цена на отопление и уборка снега на улицах. Очереди если где и есть, так это на границе Гоптовка/Нехотеевка (граница с Россией. — Ред.). Число так называемых «бензовозов» на частных внедорожниках выросло в разы! У нас бензин стоит 29-30 гривен (это около 80-90 рублей), а в Белгороде можно и по 45-50 рублей заправится. Нацики в городе имеются — как местные утырки, так и ушлепки из студенчества, прибывшего к нам из западных областей, но не сказать, что очень активны. А вот в военных училищах Харькова цветет махровый национализм, поощряемый командирами. Недавно видел видео, как курсанты пели про «батьку Бандеру» на стадионе. Очень грустно.

Марш националистов в день рождения Степана Бандеры в Славянске.

Марш националистов в день рождения Степана Бандеры в Славянске.

Фото: REUTERS

Днепр: «Никто не верит»

— Бред, не верю во вторжение.

— Никто не верит, хотя мои друзья и я ждем — не дождемся, когда закончится эта вахканалия с «незалежной», которая длится 30 лет.

— Территориальные батальоны ни в городе, ни в области не созданы. Финансироваться они должны из местного бюджета по решению горсовета. А принятие такого решения — процесс долгий.

— Я работаю в госучреждении, пока никаких подвижек, но ходили слухи что хотят провести какое-то совещание по действиям сотрудников в случае режима ЧП. Но так ничего и не провели.

Запорожье: «В России – хуже? Ну-ну»

— Хотелось с одной стороны сказать, что никто не обращает внимания и не боится нападения России, так как все понимают, что русский русского не обидит. Но, увы, восемь лет безумной русофобии по ТВ дали о себе знать. Раньше, как мне кажется, гораздо чаще слышал либо положительные, либо нейтральные слова о России. Сейчас все чаще — негатив в окружении (друзья, коллеги на работе). Подавляющее большинство не вникает в политику. И когда по телевизору изо дня в день льется русофобия, то люди уже не думают, не рассуждают, а все сказанное воспринимают как безальтернативную правду. Но таких как я, которые не видят в России врага, на Украине тоже много. Люди реально боятся говорить открыто, всерьез можно получить срок (как минимум условный) за положительные отзывы о России или Советском Союзе. Дожили.

— Согласен, люди просто перестали думать. Если им скажут, что завтра вступаем в РФ, они дружно побегут и будут орать, что это перемога (победа по укр. — Ред.). А пока они живут одной мыслью, которую им втемяшивает телевизор, придавая смысл их существованию: в России хуже! Я, нейрохирург, получаю 5.700 гривен (15 тысяч рублей), а хуже – в России? Ну-ну…

Сумы: «Хотят заманить агрессора поглубже»

— Я живу в Глухове, до границы с РФ – 15 километров. Ничего не поменялось. В городе много военных, но так всегда последний год. Мое окружение убеждено, что если Россия вторгнется, то мы просто проснемся, а на улице будут российские танки, никто их не собирается сдерживать на этом рубеже, никаких территориальных оборон не формируется.

— Я в Краснополье – тоже никаких усилений. Ни тебе противотанковых рвов, ни «ежей», ни хотя бы окопчика с автоматчиком. Похоже тут никто не собирается сдерживать российскую агрессию. Видать, хотят заманить агрессора поглубже, в котел.

Учения украинских артиллеристов в Херсонской области, январь 2022 г.

Учения украинских артиллеристов в Херсонской области, январь 2022 г.

Фото: REUTERS

Одесса: «Букетов на всех не хватит»

— У нас айтишников настойчиво агитируют свалить на месяц-другой в Польшу, Румынию, Турцию. Обычные горожане всерьез угрозу не воспринимают, надеются что будет как в Крыму — быстро и безболезненно. Некоторые в случае чего планируют бежать в Приднестровье.

— У нас соотношение где-то 70% на 30%. 30 — наслушавшись за 8 лет туземных СМИ, волнуются, что придет Путин и посадит всех в концлагерь. 70-занимаются своими делами и не обращают внимания на такие заявления. Хотя многие ставили на новогодний стол дополнительную тарелку: «Чтоб было, чем русскую армию встретить». Но уже мало кто верит, что дождемся.

— Дождетесь-дождетесь. В Доме профсоюзов будете русскую армию кормить, «жареным мясом» (намек на трагедию в Доме профсоюзов в Одессе, где националисты сожгли заживо полсотни антимайдановцев. — Ред.). У меня два официальных нарезных ствола для вас припасено. Приезжайте «отдыхать» на курорты Одесской области.

— Привет вам из города Черноморска, тут никакого ажиотажа нет, продуктами не запасаемся, землянки не роем, идти воевать я не собираюсь. Поскольку в основном я работаю за границей, волнует только — не будет ли проблем с выездом из Украины в случае начала военных действий.

— И у нас в Южном (город-порт под Одессой. — Ред.) никакой паники нет. Думаю, в случае чего цветов в городе на всех не хватит.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кто на самом деле готовится к войне на Украине: пять верных признаков

Сопоставив «приметы надвигающегося армагеддона», можно легко понять, почему в России все удивлены предстоящим «вторжением», а в Киеве ждут — не дождутся (подробности)



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti