Михаил Дегтярёв открыл в Ульяновске памятный барельеф своему деду, который строил Ленинский мемориал

Политика


В торжественной церемонии принял участие внук Михаила Николаевича — Хабаровский губернатор Михаил Дегтярёв.

Фото: Иван МАКЕЕВ

…В минувшие выходные в Ульяновске, на доме N 11 по улице Кузнецова, где проживал Почетный гражданин города, второй секретарь обкома КПСС, председатель областного Комитета народного контроля Михаил Козлов, был установлен памятный барельеф. В торжественной церемонии принял участие внук Михаила Николаевича — Хабаровский губернатор Михаил Дегтярёв. Это событие мы обсудили с ним по телефону.

— Михаил Владимирович, когда я приезжал к вам в командировку, вы мне немного рассказывали про своего знаменитого деда.

— Дедов у меня было два, как и у всех. Один был ветеран Великой Отечественной, после войны — крановщик, орденоносец – Иван Дегтярев. А второй дед пошел по партийной линии. Но сначала он работал железнодорожником.

— В обкоме КПСС, как я понимаю, он в должности второго секретаря купировал строительство?

— Да, плюс сельское хозяйство и промышленность.

В минувшие выходные в Ульяновске, на доме N 11 по улице Кузнецова, где проживал Почетный гражданин города Михаил Козлов, был установлен памятный барельеф. Фото: youtube.com/УлПравда ТВ

В минувшие выходные в Ульяновске, на доме N 11 по улице Кузнецова, где проживал Почетный гражданин города Михаил Козлов, был установлен памятный барельеф. Фото: youtube.com/УлПравда ТВ

— Ну, а вы с дедом общались, да, в детстве?

— Он меня, можно сказать, вырастил. Я жил у деда с бабушкой три с половиной года, где-то с трех до семи лет. А бабушка моя, Антонина Васильевна, была заслуженный врач РСФСР, работала доктором.

— Ясно. В принципе, это большая редкость, что бывшему советскому партийному работнику вдруг вот — в наше неленинское время, скажем так, — устанавливают памятный барельеф. А вы заранее об этом узнали?

— Конечно. Начнем с того, что ко мне обратилась общественность. В Ульяновске знают, что я внук Михаила Козлова. И мы вместе с общественностью, с ветеранами приняли решение установить этот барельеф. Автор — Олег Анатольевич Клюев, очень известный скульптор, это он установил скульптуру Богдану Хитрово, основателю Симбирска, на набережной города.

Дед Михаила Дегтярёва - справа от Леонида Брежнева.

Дед Михаила Дегтярёва — справа от Леонида Брежнева.

Фото: Личный архив

Я лично оплатил все затраты из своих средств, за свой счет слетал в Ульяновск — в выходной день. И вместе с ветеранами и юнармейцами участвовал в торжественной церемонии.

— Как я понял, один из таких вот знаковых объектов, строительство которого курировал ваш дед – это Ленинский мемориал в Ульяновске?

— Весь комплекс зданий — Ленинский мемориал, гостиница «Венец», Педагогический университет – плюс все эти центральные площади, аллеи, мой дед был начальником штаба стройки.

— Это я тоже себе представляю, что за должность.

— И потом, когда все было построено, вместе с первым секретарём Ульяновского обкома КПСС Анатолием Андриановичем

Скочиловым дед встречал в Ульяновске Брежнева. Леонид Ильич приезжал в 1970-м, на 100-летие Владимира Ильича. (Ульяновск — бывший Симбирск — родина Ленина. — А.Г.)

На этом фото дед Дегтярёва слева от Брежнева.

На этом фото дед Дегтярёва слева от Брежнева.

Фото: Личный архив

— Дедушка вам рассказывал об этих исторических событиях?

— Ну, в меру моего возраста, скажем так.

Дед умер, когда мне было 10 лет, в 1991 году, я, конечно, много успел узнать от него. Мы, когда гуляли, он показывал мне все свои объекты.

— Сейчас вы были там?

— Был, конечно.

— В каком состоянии вот эта бывшая ударная стройка вашего деда?

— Там все хорошо. Там очень ухоженно — фонтан открыли такой, поющий. Сейчас сам мемориальный центр Ленина на реставрации. Очень так, я посмотрел, хорошо делают, качественно, молодцы. Вообще производит хорошее впечатление город Ульяновск.

— Понятно. А Жириновский, кстати, знает, что ваш дедушка строил Ленинский мемориал? Мемориал дедушки Ленина.

— Знает Владимир Вольфович, знает…

— А чего вы так улыбаетесь?

— Он постоянно в разговорах подначивал меня раньше – «внук партийной номенклатуры».

— Так он и про меня всегда говорит: Гамов – член КПСС. И, выступая у нас на Радио «Комсомольская правда», пару раз меня «увольнял».

— Он меня подначивал в шутку, конечно. Но мы же не выбираем себе родителей и дедушек с бабушками.

— Мы гордимся ими.

— Я горжусь своим дедом – и первым, и вторым, конечно.

— Вот я изучил вашу речь на открытии барельефа. По-моему, вы там сказали, что у дедушки была такая хорошая поговорка, ой, не поговорка, — прозвище!

— Партийная кличка – Бульдог.

— Это как, за глаза, что ли, его так называли? Или он знал, что он бульдог?

— Это мне тети рассказывали мои. У него же четыре дочери, у моего деда. Вот младшая дочь — моя мама. Вот они вспоминали в своем кругу, что его так звали – Бульдог, внутри партии.

Дед и внук. 1990 г.

Дед и внук. 1990 г.

Фото: Личный архив

— Внутри коммунистической партии?

— Ну, да.

— То есть коллеги-однопартийцы. Ясно. А вот интересно, внуку передались какие-то качества деда – бульдожья хватка там, бульдожий характер?

— Не знаю, Александр. Это не мне судить. По крайней мере, дед отличался тем, что все, за что брался, — не выпускал, пока не введет в эксплуатацию или не доделает. Это точно.

— А вы не такой, да? Или такой все-таки?

— Я не могу за себя говорить, это неэтично, Александр. Я стараюсь быть таким.

— Я понял. Ясно. А как вас там, в Ульяновске, приняли? В принципе, благодаря, в том числе и нам, вы же личность-то раскрученная уже.

— Нормально приняли. Помогли вот организовать все. Кстати, я хочу высказать юнармейцам Ульяновской области большое спасибо. Молодые наши ребята и девочки, они там помогали возлагать корзину с цветами. Почетный караул установили на время церемонии.

— Что вы своим детям рассказали про своего дедушку, про это событие, в котором участвовали?

— Ну, рассказал все как есть. Что был вот у меня такой дед, а у них – прадед, который очень много построил полезных объектов, заводов, сельских предприятий. Ведь мемориал – это просто как венец, он на виду. А так-то их — десятки. Что очень любил и уважал людей, работал самоотверженно. Не стяжал ничего для семьи. После него осталось только ружье, которое перешло мне по наследству, которое ему подарил Брежнев.

Дед и внук. Ульяновск. 7 ноября 1990 г.

Дед и внук. Ульяновск. 7 ноября 1990 г.

Фото: Личный архив

— Серьезно?

— Я на охоту хожу с ним. ИЖ.

— А вы охотник?

— Ну, я обычно хожу, никого не это… не добываю.

— Вы прямо как Путин. Он тоже на охоту ходит, но — возвращается без добычи.

— Наверное, завершающий вопрос. Вот это вот все — я по себе знаю, очень греет, когда приникаешь к истокам своим. Я вам говорил, что у меня папа тоже был строитель, Герой Социалистического Труда, бригадир. Вот я, когда туда приезжаю, на родину, в город Новотроицк Оренбургской области, как-то подзаряжаюсь. Вы испытываете, да, такие же чувства?

— Конечно, конечно. Я на подъеме вот прилетел в Хабаровск. Настроение повышенное. Уже с утра провел заседание правительства, уже съездил на кислородный завод, встречался с коллективом. У меня дел хватает.

Это очень важно, когда осознаёшь — вот отдал дань уважения памяти деда. Да и не только мой дед – все достойны такой памяти, кто трудился честно на благо Родины, пример подавал подрастающему поколению.

— То есть это наша историю, которую мы никак не должны…

— …Не должны забывать. Нет!



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti