Новые буржуины готовят народу революцию. И вот какую…

Политика



Массы словно бы чувствуют, что в мире однажды перевернулось что-то очень важное, и механизм, который до этого несколько столетий работал на расширение возможностей рядового человека, — начал работать на их сворачивание.
Фото: Shutterstock
Когда читаешь что-нибудь из мира условного 1900 года, очень странной кажется логика тогдашних консерваторов, которые все время говорят о том, как полезно ограничивать демократию, создавать сдерживающие избирателя имущественные цензы, словом, не пускать никуда ширнармассы — во имя сохранения разного рода устоев и спасения старого порядка, спасения мебели красного дерева и резного шкафа.
То есть у них там в 1900 году все было устроено так, что иерархия, элитаризм, власть немногих богатых и образованных — это охранительство и продление прошлого, тогда как угрожающие всему этому ширнармассы несут с собой сметающую социальный антиквариат прогрессивную новизну.
Теперь все перевернулось, и перевернулось до такой степени, что 1900 год просто не поверил бы в то, что 2021 будет настолько другим.
Теперь, если вы хотите «устоев», охранительства, сохранения старого порядка, вы будете опираться именно на бедняков, на ширнармассы, на принципы свободы, демократии и равенства.
И, напротив, если вы хотите новизны, то вам лучше бы аккуратно отодвинуть эти самые массы — в пользу цензурирующих соцсети роботов, никем не избранных еврокомиссаров, корпоративных начальников, управляемых, в свою очередь, совсем уж анонимными и таинственными инвесткомпаниями, в общем, прогрессом занимаются неизвестные отцы.
Никакие массы больше не хотят ничего нового, как они хотели в 1900 году. Нового хотят только очень узкие круги богатых и образованных людей.
Массы же словно бы чувствуют, что в мире однажды перевернулось что-то очень важное, и механизм, который до этого несколько столетий работал на расширение возможностей рядового человека, — начал работать на их сворачивание.
Подобного рода превращение заметно во всем.
Так, рабочий класс, который в том самом 1900 году ассоциировался с борьбой против наглого капиталиста с сигарой и в цилиндре, мучающего рабочих у себя на фабрике, — превратился в борьбу за сохранение и выживание капиталиста, а Дональд Трамп, всю жизнь культивирующий пародийный образ старомодного босса, сделался буквально «вождем мирового пролетариата».
Религия, которой, как мы помним, «плохие попы одурманивают трудящихся», семья, которая «закабаляет», армия, которая «отправляет на бойню», частная собственность, которую «наживают на эксплуатации», — все это теперь народные, антиэлитарные, демократические и, самое главное, протестные, да что там, уже почти революционные ценности, используемые как знамя скандальными и радикальными политиками, за которых голосуют униженные и оскорбленные.
Нынешняя же власть, нынешнее господство — символически выражено в образе человека, у которого как будто бы ничего нет, и который наступает на прежних трудящихся во имя активного распространения пустоты.
Современный господин стремится установить новый порядок, в котором не должно быть собственности — одни коливинги и каршеринги, не должно быть национальности — разве что самые мелкие и экзотические, не должно быть религии — только какие-нибудь «медитативные практики», не должно быть армии — только наемники и дроны, не должно быть семьи — одна путаница «гендеров», не должно быть производства — вместо него «смм-менеджеры», копирующие туда-сюда рекламу рекламы, не должно быть государства — вместо него будут алгоритмы и «правила сообщества», состоящего из неизвестно кого и неизвестно кем управляемого.
Что сказали бы Марксы-Энгельсы прошлого, когда бы узнали, что у «царя, Папы и Меттерниха» двадцать первого века образуется такой удивительный набор ценностей, тогда как «трудящиеся» будущего будут обреченно цепляться за церковь, семью, государство, армию, нацию, фабрику… (шепотом: а скоро и — деньги, а там и — детей).
Элитарный, анонимный, роботизированный, демонстративно пустотный коммунизм, управляющий миллиардами в белой маечке и кедах, — гонит в будущее несчастные народы, которым так хочется сохранить те самые устои, что они в 1900 году грозились беспощадно разрушить.
Мировой господин рубит большевистской саблей шкафы, в которых прячутся бывшие рабочие и крестьяне.
Им — и всем нам — придется прощаться с прошлым, которое когда-то давно считалось ценностью для немногих, а теперь эти немногие — сами его отнимают у всех.



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti