Трое на полиграфе: что стало с делом следовательницы, чье тело нашли в отделе полиции Сочи

Происшествия


Маше Клочковой было всего 23 года

— Разве возможно понять, что в голове у человека, который собирается покончить с собой… — в следственном отделе по особо важным делам в Краснодаре вот уже два года по крупицам собирают все детали трагедии, произошедшей два года назад.

23 ноября в отделе полиции по Хостинскому району Сочи нашли тело юной следовательницы. Утром 23-летняя выпускница университета МВД Мария Клочкова пришла на суточное дежурство. Через несколько минут Машу нашли коллеги. Страшно и то, что родители девушки узнали о случившемся от журналистов.

В хостинский отдел полиции тогда, чтобы разобраться во всем, направили самые лучшие и объективные силы МВД и следственного комитета. Информация о том, что перед смертью Маша написала предсмертную записку, будет засекречена и канет в кипе бумаг, свидетельских показаний и результатов экспертиз.

В предсмертной записке Мария говорит о том, что не может жить дальше

В предсмертной записке Мария говорит о том, что не может жить дальше

— Моя жизнь закончилась, не успев начаться, — говорит в ней Мария. — Я опозорила всех…

Вскоре появилось, как казалось, объяснение — Машу могли изнасиловать. А значит, до состояния крайности ее довел кто-то (или несколько) из коллег.

ПРАВИЛЬНАЯ ДЕВОЧКА

Маша — младшая в семье. Каждый день и ежеминутно она находилась под опекой старшей Анны. Между сестрами разница в пять лет.

— Она с детства ориентировалась на меня, — рассказывала сразу после случившегося Анна Клочкова. — Я пошла на музыку, следом — Маша. Я — в воскресную школу. Она туда же.

В этом доме в Сочи жила Маша

В этом доме в Сочи жила Маша

Фото: Евгения ОСТРАЯ

Срисовывала со старшей Маша и отношения с мужчинами.

— Мы всегда знали, что должны выйти замуж один раз и навсегда, — продолжает Аня. — У нее, конечно, были парни. Но это все было несерьезно. У нас папа с мамой живут вместе 40 лет уже, как встретились, так и не расставались. И мы так хотели. Потому каждого под лупой рассматривали буквально.

В университете МВД она познакомилась с Костей. Встречались около года. У них тоже были чисто платонические отношения. Замуж Маша не рвалась — впереди вся жизнь. А до брака вольностей себе не позволяла.

Сейчас близких Маши коробит от одного вида полицейской формы. Но в ней Машу положили в гроб.

— Служивых у нас в семье не было. А она грезила этой профессией. Мама всю жизнь в торговле проработала, папа — водитель. Маша же мечтала победить коррупцию в стране, — продолжает Аня. — С тем и направилась во взрослую жизнь.

Последние 10 тысяч рублей — неприкосновенный запас до следующих зарплат — родители потратили на поездки в Краснодар и медсправку Маше для вуза.

— Мы советовались тогда семьей и решили, что без денег мы проживем. А мечту надо исполнить нашей Машеньки, — говорила сестра.

И Маша с удовольствием училась. Когда пришло время выбирать отдел полиции и специализацию, Маша поехала в родной Апшеронск. Тут все знали родителей. Ее никто не смел обидеть. Всех устраивало, как она оформляла документы. И Маша бы с удовольствием осталась работать рядом с домом. Но на «декретное место», которое временно она заняла, вернулась сотрудница. А больше в местном райотделе новобранцам было негде работать.

Выпускнице с красным дипломом предложили на выбор работу в одном из столичных РОВД, либо в Краснодаре и Сочи. Но Москва ее не прельщала, Краснодар поднадоел за время учебы, а Сочи — это мечта. Будет работать следователем, а рядом — море!

Отдел полиции по Хостинскому району

Отдел полиции по Хостинскому району

За ценным молодым кадром приехал в Апшеронск сам начальник Хостинского следственного отдела, откуда через пару месяцев вынесут тело Маши.

КТО ВИНОВАТ

В Сочи Марию Клочкову, следователя следственного отдела полиции, поселили в ведомственное общежитие рядом с управлением. Неудивительно, что бывала дома Маша нечасто. Мрачная общага с длинным темным коридором после родительского дома была очень неуютной. После гибели девушки-полицейского «Комсомолка» побывала там.

— На работу Маша уходила очень рано, возвращалась же уже после двенадцати, — рассказывала «КП» — Кубань» ее соседка Любовь Ткаченко. – Всегда тихая, очень спокойная. На глаза мне редко попадалась, поэтому мы с ней и не разговаривали особо. Только здоровались по утрам. Знаете, о том, что Маши не стало, я узнала из новостей. А потом приехали ее родители – вещи дочери забирать. Я с ними не разговаривала, ни к чему это было – им и так тяжело.

На новой работе Маша не ладила с коллективом. Сестре рассказывала, что к ней относятся слишком требовательно и агрессивно. Называла ей конкретные фамилии. Все эти люди были позже проверены следователями на детекторе лжи. Но уголовной ответственности за насмешки и замечания нет, и они — лишь свидетели горестных событий.

Под подозрение следователей попали тогда начальник отдела Андрей Хвостов и замначальника Максим Глаголев. Но фигурантами дела о доведении до самоубийства своей подчиненной они не стали.

— Хвостов должен был помочь адаптироваться Марии, он знал о ее тяжелом суицидальном настроении, обещал родне не выдавать ей табельное оружие. Этот разговор с ним Анна записала на диктофон, и он имеется в материалах уголовного дела. Но не выполнил этого, — рассказывает «КП» — Кубань» адвокат родни Маши Марат Зиннатуллин. — Глаголев на время отпуска Хвостова исполнял обязанности начальника и тоже ничего не предпринял, чтобы предотвратить трагедию на рабочем месте. Мы обратились с жалобой в прокуратуру по поводу того, что обоих в итоге не признали подозреваемыми по делу.

Зато ключевым объектом всех следственных проверок, на кого пали подозрения в депрессивном состоянии Маши перед смертью, стал оперативник Алан Парастаев. После смерти Маши семья обвинила его в изнасиловании.

Романтичными их отношения, действительно, назвать сложно. Но он стал первым мужчиной Марии. Сразу после секса с Парастаевым она попала в больницу.

Что в действительности тогда произошло между девушкой и опером, неизвестно. Но Маше потребовалась не только помощь хирургов, но и психолога.

Она ушла на длительный больничный и собиралась переводиться назад в Апшеронск из этого нелюбимого места. И по рассказам родни, этот вопрос был решен. Но, вернувшись с больничного, Маша решила покончить с собой.

— Парастаева, как и остальных, проверяли на детекторе лжи. Он свидетельствовал, что половой контакт с Машей у них был добровольный. На вопрос эксперта он также ответил, что на секс с девушкой никто в отделе не спорил, — рассказывает «КП» — Кубань» адвокат родни Маши Марат Зиннатуллин.

Никаких противоречий в показаниях Парастаева на детекторе специалист, к слову, не нашел.

«Комсомолка» побывала в те дни в гостинице «Олимп», где ночевали Маша с страстолюбцем-опером. Но владелец постоялого дома лишь подтвердил, что скорую вызывали, но криков о помощи не слышали.

В итоге, проведя десятки экспертиз, следствие пока так и не нашло того, кого можно было бы обвинить в доведении до самоубийства 23-летней следовательницы Марии Клочковой.

Маша была жизнерадостной девушкой с "синдромом отличницы"

Маша была жизнерадостной девушкой с «синдромом отличницы»

Представитель семьи Клочковых даже предположил, что дело рано или поздно прекратят.

Между тем, расследование официально пока продолжается.

Маша была жизнерадостной девушкой с "синдромом отличницы"

Маша была жизнерадостной девушкой с «синдромом отличницы»

— Материалы уголовного дела находятся в производстве отдела по особо важным делам краевого следственного управления. Окончательные выводы пока не сделаны, — сообщили «КП» — Кубань» в пресс-службе СУ СК РФ по Краснодарскому краю.



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti