Присвоенный натовцами статус «победителя» в холодной войне сыграет с ними злую шутку

В мире


Переговоры России в формате «дипломатического триатлона» по гарантиям безопасности с США, НАТО и консультации в рамках ОБСЕ, как и ожидалось, закончились провалом.

Фото: Shutterstock

Переговоры России в формате «дипломатического триатлона» по гарантиям безопасности с США, НАТО и консультации в рамках ОБСЕ, как и ожидалось, закончились провалом. Стороны маскируют его словами о «предельно откровенном и серьезном» характере диалога, но суть понятна: предложения России объединенный Запад под руководством США отверг и даже сопроводил это деланным пропагандистским возмущением: да как они могли нам предлагать такое!

Москва с самого начала предупреждала, что даже этот ответ ее устроит. Отвергнутые с порога предложения, которые назвали чуть ли «дерзкими», развязывают ей руки для реальной дерзости. В геополитическом и военно-технических смыслах слова. Недостатка в предположениях, в чем она конкретно проявится, нет. Поэтому интересно попробовать понять, почему все-таки предложения России, сдобренные предельно откровенными и даже циничными пояснениями вроде «Вы нас достали!», были приняты «партнерами» в штыки?

Есть такое понятие в психиатрии — «когнитивный диссонанс». Состояние психического дискомфорта индивида, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений. Это состояние сейчас испытывают сразу тридцать «индивидов» — страны, входящие в НАТО. Идеологический стержень блока сформирован представлением о победе в холодной войне над СССР, для борьбы с которым он и создавался. А правопреемница Союза, Россия, по их убеждению, должна была унаследовать, наряду с местом в Совбезе ООН, и статус побежденной стороны. Проигравший должен платить победителям контрибуции и репарации. Пусть даже не в общепринятом представлении, а в виде отсутствия права на зоны влияния, защиту своих интересов в международных делах. И расширение НАТО на восток в этом смысле тоже «контрибуция» — берем себе то, на что право имеем.

То есть даже мысли о том, что это право может оспорить «побежденный», Запад не допускает. Более того, как только в натовскую «стаю» приняли восточноевропейский молодняк, то лай резко усилился, а дерзость заметно возросла. Этот молодняк, убедивший себя в том, что когда-то был поруган СССР-Россией, стремится и на себя натянуть статус «победителя» за счет политических и военных мускул старших товарищей. «Один за всех и все за одного!» — этот сугубо романтический лозунг, который так любят повторять натовские неофиты, греет душу слабых и напрягает сильных. Говоря о магическом значении 5-го пункта Вашингтонского договора, всегда надо помнить о решительной «странной войне», которую начали Англия и Германия в защиту своего союзника Польши еще в 1939 году.

Холодную войну официально, как считается, окончили президенты Горбачев и Буш на своем саммите на Мальте в конце 1989 года. И тогда речи не шло о победителе или побежденном. Это был, скорее акт «братания» на поле боя. Но когда советская (российская) сторона, слегка охмелевшая от грандиозности события, добралась до своих окопов, американские ребята сменили лозунг: не «Конец войне!», а «Мы победили!». Такая вот подловатая «героика». А при Хиллари Клинтон во главе госдепа там даже и медальки отчеканили «За победу в холодной войне».

И вот с этим комплексом победителя, охватившим евроатлантические умы, мы и имеем сейчас дело. Словами, даже самыми суровыми, такой идейно-нравственный вывих не исправляется. Чтобы наши «партнеры» пришли в себя и стряхнули чары единоличных вершителей судеб мира, а не то что «худосочной» России, надо, чтобы они вышли из состояния когнитивного диссонанса. А для этого есть только одно средство: реальный конфликт (его формы и размеры — дело спецов), результат которого развеет победные флер и спесь собеседников. Локальной сшибки, увы, избежать, похоже, не выйдет. Но зато потом собеседники смогут правильно оценить друг друга и состоится по-настоящему «душевный разговор».



Источник

Оцените статью
Главные новости на HeadNovosti